Ижевские дизайнеры: как Дарали Лели возрождает удмуртскую культуру с помощью платьев

maria

Well-Known Member
#1
Платье.jpg


Девушка рассказала, как носить традиционный национальный костюм и выглядеть современно.

В новом выпуске проекта «Ижевские дизайнеры» расскажем о Елене Петровой, известной под творческим псевдонимом Дарали Лели. Она не просто воссоздает традиционные удмуртские костюмы, а актуализирует их с помощью современных элементов для повседневного использования.

ДОСЬЕ
Дарали Лели (настоящее имя — Елена Петрова), 31 год.
  • Деятельность: дизайнер удмуртских платьев, писатель, драматург, руководитель театра на удмуртском языке «ЮМОК», куратор удмуртских проектов в Арт-Резиденции (Молодежного информационно-ресурсного центра Ижевска).
  • Где приобрести платья: vk.com/daralidress, vk.com/mademoiselleoudmourte
  • Средний ценник: 3000-4000 рублей
Отрыла удмуртский шоурум и музей удмуртского платья
В основном Дарали шьет костюмы южных удмуртов традиционного кроя.

— Шью по одной коллекции в год, вещей немного, поэтому не было своего магазина, а людям нужно смотреть, примерять. Когда-то я была соучредителем арт-пространства «Сахар», а недавно мы открыли шоурум в Арт-Резиденции. Недавно устроили фестиваль финно-угорской моды «Арт-базар», куда я привозила двух дизайнеров: Лану Ваховскую из Коми и Евгению Кошкину из Марий-Эл. Они показали свои этно-коллекции, и мы открыли кабинет, где я сейчас работаю. Раньше там была мастерская художника. Решили, что нужно что-то менять, добавить удмуртский колорит. Использовали различные элементы, которые были в Арт-Резиденции. Шкаф нашли на мусорке, куратор Арт-Резиденции по современному искусству Максим Веревкин помог мне принести и покрасить его в черный цвет. Все постепенно обрастает. Деревянная скульптура, например, это работа местного художника Анфима Ханыкова.

Дарали часто приглашают рассказывать про созданные ей удмуртские костюмы и про все ее творчество в целом. На это она тратит много времени, поэтому отшивает коллекции только для показов. За машинку садится сама, а если делает аксессуары, то сотрудничает с Галиной Матвеевой, дизайнером монист. Вообще, ижевчанка готова сотрудничать с другими дизайнерами и с удовольствием взяла бы в свой шоурум вещи, сделанные ее коллегами.

— У меня нет такого, что я постоянно продаю. Шью для себя, для души. Мне нравится процесс сочинения костюма, когда вдохновляюсь какими-то элементами. Например, широкой оборкой закамского национального платья, то есть платья башкирских удмуртов. Соответственно, я сделала такую же высокую оборку на своей модели. Вдохновилась фасоном «кускинӵош» — это платье центральныхудмуртов (Увинского, Вавожского районов, севера Можгинского района). В каждом районе наряды отличаются.

Сочетать ее платья, особенно из последней коллекции, можно абсолютно со всем.

Их можно надеть даже не с каблуками, чтобы был не совсем «бабский» стиль, а уравновесить чем-то брутальным, грубыми ботинками, например. Дарали Лели, дизайнер.

— У меня лежали льняные брюки итальянского бренда, я их не ношу. Подумала, нашила вязаную тесьму с традиционным орнаментом коми, которую мне подарила моя коллега, дизайнер Светлана Турова. У нее свой бренд «Югыд-арт», есть машинка, и они вяжут очень много коми узоров. Я никогда не делала такое с брюками, решила поэкспериментировать, мне нравится результат. Посмотрим, кто купит, кто будет этот смелый человек.

«Со льном у меня не очень»
Ткани дизайнер берет на ижевских базах, частенько заглядывает в магазин «Леда» или в другие специализированные точки. Не всегда купленные материалы сразу идут в ход. Иногда может пройти несколько лет, прежде, чем Дарали найдет хорошее сочетание и создаст платье.

Еще девушка обожает винтажные ткани из бабушкиного сундука и даже специально покупает их на блошиных рынках.

— Если мне нравится какая-то фактура, и она переплетением нитей, узором, тем, как соткана вещь, напоминает мне традиционный костюм, то я беру эту ткань, она вдохновляет меня на определенный фасон. Мне близко мыслить как реставратор. Могу повторить реплику (вещь, сделанная по мотивам оригинального предмета одежды. — Прим. ред.) традиционного платья, но, чтобы она была не просто традиционной, а выглядела современно. У национальной элиты считается хорошим тоном, когда есть народный костюм: платье, фартук, мониста, ботинки, гетры, повязка, платок, украшение камали. У южных удмуртов, если ты замужем, принято носить чалму. Когда есть полностью парадный образ, то это очень хорошо. Многие эстонцы, кстати, копят себе денежки на национальный костюм и постепенно одевают себя, потому что одна только юбка стоит очень дорого, это ручная работа.

Дарали часто приглашают рассказывать про созданные ей удмуртские костюмы и про все ее творчество в целом. На это она тратит много времени, поэтому отшивает коллекции только для показов. За машинку садится сама, а если делает аксессуары, то сотрудничает с Галиной Матвеевой, дизайнером монист. Вообще, ижевчанка готова сотрудничать с другими дизайнерами и с удовольствием взяла бы в свой шоурум вещи, сделанные ее коллегами.

— У меня нет такого, что я постоянно продаю. Шью для себя, для души. Мне нравится процесс сочинения костюма, когда вдохновляюсь какими-то элементами. Например, широкой оборкой закамского национального платья, то есть платья башкирских удмуртов. Соответственно, я сделала такую же высокую оборку на своей модели. Вдохновилась фасоном «кускинӵош» — это платье центральныхудмуртов (Увинского, Вавожского районов, севера Можгинского района). В каждом районе наряды отличаются.

Шьет Дарали из хлопковых тканей и совсем не любит лен, потому что он сильно мнется.

— Некоторые любят лен, коми дизайнеры, например. У меня много знакомых, которые делают упор на этно-моду и шьют только из экологических тканей, например, Валентина Решетникова. Но у меня со льном не очень, может, потому, что я по цветотипу темненькая. Лен редко бывает ярких оттенков. Мне кажется, что в льняном я бледная, поэтому я просто захожу в магазин, вдохновляюсь цветом, фактурой других тканей. Один материал, например, напомнил мне удмуртское ткачество манерой переплетения нитей.

Цветовая гамма зависит от района. У южных удмуртов чаще всего используется красный и черный цвета, у северных – белый. У башкирских удмуртов под влиянием татар сложилась яркая цветовая гамма – в основном это красный и черный цвета, но распространены и синий, зеленый, бордовый.

— Если посмотреть на старые тканые платья, то они будут выглядеть так же, как сейчас, но с другим сочетанием тканей. У меня трикотажные платья, потому что хочу, чтобы они выглядели круто и вписывались в современный гардероб, чтобы их можно было носить, например, со спортивной обувью. Они универсальные, их можно носить и с фартуком, и это уже более традиционный вариант. Если хочется добавлять современные элементы — то с рюкзаком, ботинками на грубой подошве, и это смотрится совсем по-другому.

Я не могу сказать, что я делаю очень дерзкую одежду. Последняя коллекция достаточно спокойная. Но бывает, что платье очень яркое или этническое. Дарали Лели, дизайнер.

Один из фартуков в шоуруме Дарали несколько месяцев вручную ткала ее тетя. Делала она это на станке в 1960-70 годы! Сама же Дарали сшить платье может за один день, но если оно с какими-то оборками, вышивками, то потребуется больше времени — дня два-три.

— Если ткани замачиваю, отглаживаю, тогда подольше. Еще процесс зависит от скорости выбора материала, подготовки, когда пытаешься мыслить коллекцией. Хотя последнее у меня никогда не получалось. Я делаю коллекцию, и какие-то вещи не вписываются, я не могу отшивать по 20 «луков» (образов. — Прим. ред.), это очень затратно, и это определенный статус дизайнера — когда ты профессионал и этим живешь, только шьешь и продаешь. Для них важно количество, чтобы все окупалось, они арендуют студию, покупают технику, а я шью дома. У меня есть много знакомых дизайнеров, которые ткут и вышивают вручную, Татьяна Тихонова, например, или Маша Андриянова какую-то деталь может вышивать несколько лет.

Случайно увидела свое платье на финской студентке
Обычно платья Дарали покупают представители творческих профессий, экоактивисты, и даже активисты других национальных культур!

Так как раньше дизайнер продавала удмуртские вещи в арт-пространстве «Сахар», туда часто заходили иностранцы. И однажды, два-три года назад, на премьере спектакля на удмуртском языке от финских студентов она обнаружила свое творение на одной из девушек театра.

Платья дизайнера покупают не только удмуртки, но и иностранки.

— Сначала я увидела на финке белое платье из «Сахара» от другого дизайнера. Она заплела италмасы в прическу, и эта интерпретация была очень современной. Другая девушка, преподаватель театра, была в моем платье. Если надеть его с фартуком, то оно будет смотреться совершенно традиционно. Но она надела его с грубыми черными ботинками, и смотрелось очень эффектно. Еще и ворот расстегнула, хотя у удмуртов считается, что это не очень прилично.

Последние два удмуртских платья в клеточку с оборкой у Елены купила москвичка, которая увлекается народными культурами разных регионов.

— Она как-то узнала про меня, когда была в Удмуртии, вдохновилась этим и захотела сразу два удмуртских национальных платья.

«Давно нужна этническая коллекция а-ля Adidas, чтобы гопники носили удмуртские костюмы»
— Я не люблю, когда этнику причисляют к стилю бохо, когда навешано много побрякушек, ловцов снов. Мне ближе, когда этнику мешают со спортом, как, например, у Jahnkoy*, у нее была коллаборация с популярным спортивным брендом. Я считаю, что Adidas* давно должны были сделать коллекцию с этникой, чтобы местные гопники носили вещи, похожие на удмуртские костюмы.

В следующей коллекции дизайнер хочет сделать этническую вышивку на футболках и сумках-бананках, а также добавить к этому принт или вышивку слов из песен удмуртского фольклора.

— Это будет более честно по отношению к окружающей реальности — не пытаться копировать западный мир, а создавать свою историю, что-то локальное. На гитаре в шоуруме есть наклейки со всего мира, удмуртского мира: удмуртский традиционный инструмент кубыз, тут же логотип adidas*, который мы переделали в alnashi*, местные дизайнеры, флаг Удмуртии, английские слова. Мы живем в мире эклектики и важно не потерять в нем себя.

Ездила с платьями по всей России
Осенью Дарали была в Петрозаводске на конференции, где показ, посвященный северному дизайну, состоялся на железнодорожном вокзале. Там она рассказывала про муресазь — нагрудник северных удмуртов, который служит альтернативой монистам. Также девушка была в Казани и Сыктывкаре, в Национальном музее, где она показывала платья и рассказывала про современную удмуртскую культуру и созданные ей костюмы.

— Если южные удмурты носили как оберег монисто, то северные — аппликативные нагрудники мурсазь и кабачи — вышитый нагрудник. Финно-угорский мир часто нам говорит о том, что мы, удмурты, более современно видим традиционную культуру и всегда пытаемся «миксовать».

Носит юбку, подаренную венгерской бабушкой
Одежду дизайнер шьет для себя сама, но только в том случае, когда какая-то ткань сильно привлекла ее.

— Увижу ткань и скажу: «О, полоска как у башкирских удмуртов, закажу, если не сошью сама». Одежда везде, и сама к нам приходит, зашел, что-то купил. Последнее время я беру вещи за рубежом или в секонд-хендах. Захожу в «Фамилию», могу взять брендовые вещи «по дешевке». Не ношу вещи из плохого материала, мне важно, чтобы он был хорошим. Я не могу себе позволить купить вещь на базаре, потому что не смогу ее носить. H&M*, ZARA* выдают нам образ, который сейчас моден, и мы, согласно ему, подчиняем свои вещи. Я купила комбинезон в «Глории Джинс» и хочу сочетать его с удмуртской блузкой традиционного кроя. Я не полностью человек с традиционным мировоззрением, не в деревне живу, хотя сейчас люди из деревень одеваются в городе. Сочетать что-то свое и мировое важно для меня.

В повседневной жизни Дарали придерживается драматического стиля, но в последнее время ей близка классика.

— Удмуртские платья лучше всего, в них комфортно и удобно. Я хожу в блузке, которую сшила сама по удмуртскому крою, она очень свободная, и если я потолстею или похудею, то все равно будет хорошо сидеть. Платья у меня 42-48 размера, всем подходят. Сверху я ношу саестэм — удмуртскую безрукавку.

Любимых вещей у ижевчанки нет — по ее признанию, они приходят и уходят. Но если какой-то предмет одежды очень нравится, то она может оставить его себе, как, например, черную юбку, которую в Венгрии ей подарила местная бабушка, когда Дарали ездила туда в качестве посла из России в рамках проекта «Финно-угорская культурная столица».

— Мне очень нравятся старые платья, это такая память, ни за что не продам. Старинные платья я не ношу, если только на какое-то мероприятие. Например, бабушкину блузку из Вавожского района я надевала с черной юбкой из Венгрии.

Дарали организовывала вместе с руководителем городского дизайнерского проекта «ОДЕЖКА» Кириллом Маркесом фестиваль Udmurt Fashion day*
У Дарали очень много любимых дизайнеров, например, Стелла Джин с гаитянскими корнями.

— Видимо, когда у людей микс корней, они мыслят по-сумасшедшему. Мне нравится, как она сочетает цвета, видишь в них «карибскость» и при этом современность, много этники, сочной локальной культуры и много универсального. Есть хорошие венгерские и финские бренды.

Также она очень любит Delpozo и Тьерри Мюглера, а из местных ижевских — cледит за Dolgan* и брендом Rabbit Hole*.

— У Маши Долган очень лаконичные, женственные вещи. У бренда Rabbit Hole, у каждой их вещи есть своя история про женскую индивидуальность, смелость, долю мифа в жизни. И у всего есть свой посыл, мне это нравится. В плане фэшн - шоу нравится, как Тьерри Мюглер мыслил в 90-е.

«Моя задача — формировать удмуртское городское сообщество»
По мнению Дарали, когда делаешь что-то традиционно удмуртское, хочется добавить современного, чтобы люди могли интегрировать национальную эстетику в повседневную жизнь. Особенно это касается молодых ребят, которые из деревень приезжают в город.

— Они стесняются говорить на своем родном языке. Удмурты сохраняют свой язык и культуру, но это не везде. Есть районы, где очень тяжело, на севере, например. В Алнашском и Малопургинском районах говорят больше на удмуртском. Одежда южных удмуртов популярна.

При этом дизайнер вдохновляется путешествиями и знакомством с другими культурами.

— Мне кажется, что проблемы национальных культур — везде одинаковые. Это один набор ценностей, которые несут из поколения в поколение. Это попытка людей упорядочить свою жизнь, чтобы они жили не в хаосе, а в мире и гармонии с окружающей природой, когда человек издревле знает свое место. Человек современный в нашем глобализированном мире теряется. Ребята, которые приезжают из деревни в город, не понимают, как не потерять себя в этом многообразии.

Московский театрал, антрополог Петр Немой приезжал в Ижевск и сказал, что деревня — это вечный процесс, в котором живет человек: он рождается, его крестят, потом он растет, учится вышивать или работать с деревом. И у 17-летнего парня никогда не наступит кризис личности, что ему делать дальше. Все естественно. Потом гулянки, фольклор, по баням ходят, невест выбирают, дальше дети и все по-новому. Постепенная жизнь в гармоничном едином процессе. Дарали Лели, дизайнер.

— В городе ты потерял эту связь, и ты вечный маргинал в поиске себя. Это другая и очень интересная парадигма. Классно жить в городе, примерять на себя национальные измерения, и делать какие-то продукты, потому что город — это всегда продукт и если у тебя его нет, то и тебя нет. Ты постоянно должен генерировать, должен быть выхлоп, а не просто жить в процессе, гулять, варить, табани печь. Должно быть национальное влияние на городские процессы.

Модный лайфхак от дизайнера
— Лучше базовые вещи брать в магазине, а прикольные штуки и аксессуары можно в секонд-хендах, на распродажах, или перерыть, переделать бабушкины вещи и из старых штанов сделать шорты. Выбирайте одежду по своей фигуре и подчеркивайте то, что дано природой. В любом случае, нельзя носить то, что тебе не подходит. Очень гармонично, если удмуртское платье будет скрывать что-то «ненужное». Можно освежить этнический образ переводной татушкой и добавить этим немножечко бунтарства, сделать более дерзкий макияж. Мы мыслим стереотипно, почему мы не можем взять элемент традиционного и сочетать с современным. Удмуртское платье можно носить с косухой или джинсовкой, это будет необычно и свежо. Мы живем в Удмуртии и можем вдохновляться, тем, что есть местные ценности. Ижевск — город-завод, мы можем взять его черты и что-то заводское, сделать принты на тему завода и техно-мира.

*Удмурт фэшндэй, эйч энд эм, зара, адидас, алнаши, рэббитхоул
 
Сверху
Яндекс.Метрика